Как живут уйгуры в Китае

Китай в последнее время часто критикуют в СМИ, и на то есть серьёзные основания. Агрессия правящей коммунистической партии Китая (КПК) в решении территориальных проблем с соседними государствами, а также её позиция в отношении расовых вопросов вызывают опасения и критику с разных сторон. В частности, обращение китайских властей с детьми репрессированных уйгуров возмутило правозащитные группы. Согласно последнему исследованию Amnesty International (Международной амнистии), состояние детей, которых содержат в государственных «детских домах» Синьцзяна, поистине плачевное.

Организация «Международная амнистия», известная своей гуманитарной ролью и усилиями по соблюдению прав человека, направила своих представителей на встречу с уйгурами, выехавшими из Китая. Эти люди не могут вернуться на родину и воссоединиться с семьями, так как рискуют попасть в лагеря для интернированных. Они рассказали о случаях разлучения с детьми, некоторым из которых было всего пять лет.

Представитель «Международной амнистии» Алкан Акад раскритиковал бесчеловечное отношение китайского правительства к людям. Он заявил:

Китайские лагеря для казахов и уйгуров

«Безжалостная кампания китайских властей по массовому задержанию уйгуров в Синьцзяне поставила разлучённые семьи в трудное положение: родители сталкиваются с преследованием и незаконным задержанием, когда пытаются вернуться домой, чтобы позаботиться о своих детях. Душераздирающие истории пострадавших, которые мы слышали, это лишь небольшая часть свидетельств, наполненных болью и страданиями, пережитыми уйгурскими семьями. Китайское правительство должно прекратить свою бессердечную политику в отношении уйгуров в Синьцзяне и обеспечить скорейшее воссоединение семей».

Организация провела интервью с шестью уйгурскими семьями, которые выехали из Китая. Сейчас они находятся в Турции, Нидерландах, Австралии и Канаде. Они покинули Китай до того, как четыре года назад КПК усилила свою политику притеснения уйгуров и других мусульманских меньшинств. Однако в то время они не думали, что встреча с детьми станет для них несбыточной мечтой.

Изгнанные семьи покидают Китай, до усиления политики правящей КПК в отношении уйгуров и других групп.

После 2017 года более одного миллиона человек были незаконно задержаны в так называемых центрах «профессионального обучения» в Синьцзяне — регионе на северо-западе Китая. Они подвергаются жестокому обращению и суровой политической и идеологической обработке, а их детей отправляют в детские дома.

Алкан Акад также отметил:

«Уйгуры, живущие за границей, часто не решаются публично рассказывать о нарушениях прав человека в Синьцзяне из-за страха серьёзных последствий для их родственников, проживающих в Китае. Несмотря на эти проблемы, они всё же делятся своими историями в надежде, что это поможет им вскоре воссоединиться со своими детьми».

Родители рассказывают о разлучении с детьми

Душераздирающие истории уйгурских родителей теперь распространяются в интернете в надежде, что вмешательство правительств других стран поможет им воссоединиться со своими детьми и родственниками.

Лагеря для уйгуров в Китае: шокирующая история бывшей пленницы из Казахстана

Супруги Абликим Мемтинин и Михрибан Кадер бежали из Синьцзяна в Италию ещё в 2016 году. Они были вынуждены сделать это после того, как китайская полиция запугала их и заставила сдать паспорта. Их четверо детей остались на попечении бабушек и дедушек. Однако вскоре троих из них отправили в детский лагерь, а старшего сына — в школу-интернат.

В ноябре 2019 года итальянское правительство дало им разрешение на ввоз детей в Италию. Дети смогли добраться до консульства Италии в Шанхае, но, к сожалению, их остановила китайская полиция и снова отправила в школу-интернат и детский лагерь. Сейчас супруги потеряли с ними связь.

Дети отправились в Шанхай, чтобы добраться до итальянского консульства, для воссоединиться со своими родителями, но китайская полиция отправила их обратно в Синьцзян

Михрибан убита горем и безутешна. Она сказала:

«Теперь мои дети находятся в руках китайского правительства, и я не уверена, что смогу снова встретиться с ними. Больнее всего моим детям, словно мы для них больше не существуем; как будто мы скончались, а они осиротели».

Другой уйгурской паре, Омеру и Мерьеме Фарух, пришлось бежать в Турцию в 2016 году после того, как китайская полиция потребовала от них отдать паспорта. Поскольку двое детей супругов были маленькими, и у них не было проездных документов, им пришлось остаться с бабушкой и дедушкой. Омер и Мерьем были потрясены, когда узнали, что всех их родственников отправили в лагеря.

«Международная амнистия» пытается вести переговоры с китайским правительством, чтобы добиться неограниченного и полного доступа в Синьцзян экспертам ООН по правам человека и журналистам. Организация также призывает правительства других стран предпринять активные шаги для обеспечения воссоединения семей уйгуров, казахов и представителей других этнических меньшинств в Китае.

Каждый день наш проект старается радовать вас качественным и интересным контентом. Поддержите нас любой суммой денег удобным вам способом!

Источник: www.epochtimes.ru

ИнтервьюОрганизаторы фестиваля Jana Cekara о правах человека, деколонизации и давлении со стороны силовиков

Организаторы фестиваля Jana Cekara о правах человека, деколонизации и давлении со стороны силовиков — Интервью на The Village Казахстан

Сегодня проходит первый день кинофестиваля Jana Cekara, цель которого — привлечь внимание к проблемам жителей Восточного Туркестана. Мы поговорили с членами организационной команды — художницей Мединой Базаргали, гражданским активистом и исследователем Равкатом Мухтаровым и социальной антропологиней Зариной Мукановой о правах человека, деколонизации и важности подобных проектов.

Автор Султан Темирхан

О фестивале

Jana Cekara появился спонтанно. Год назад небольшая группа людей в телеграм-чате обсуждала фильм A song of resistance. Он посвящен жизни Ербакыта Отарбая, этнического казаха, который пережил китайские лагеря перевоспитания. Так как тема китайских концлагерей практически не поднимается в казахстанском инфо-поле, ребятам захотелось рассказать о таких картинах как можно большему числу людей.

Оценив свои силы, они пришли к выводу, что могут организовать кинофестиваль. По словам Медины, Равката и Зарины, это был наиболее безопасный и эффективный вариант. В кратчайшие сроки команда составила список фильмов и нашла площадку. В результате, первый фестиваль Jana Cekara состоялся в октябре 2022 года.

На этот раз организация стала сложнее. Если в том году процесс занял около двух недель, то в этом работа началась еще в январе. Фестиваль расширился в плане охвата, медийности, бюджета и привлечения режиссеров.

Сейчас команда Jana Cekara состоит из девяти человек. Помимо трех вышеперечисленных, в нее входят Акбота Шарипжан, Марат Тлеубеков, Тылек Ырысбек, Ася (фамилию просили не упоминать — прим.ред.), Куляш Балтабекова и Таир Табиев. У всех разные функции и задачи. Каждый вносит свой вклад в развитие проекта.

Организаторы о лагерях в Синьцзяне

«В прошлом году все было на энтузиазме, без бюджета», — рассказывает Равкат. «В этом году больше внешних коммуникаций и разных встреч. Не сказать, что сложнее, но работа точно стала комплекснее».

«Мы также решили сделать выставку художников», — продолжает Зарина. «Это огромная работа. Медина как раз курирует выставку».

Здесь стоит внести ремарку, что вечером четвертого сентября, спустя несколько дней после нашего интервью, площадка, на которой должен был проходить фестиваль сообщила команде о давлении со стороны КНБ. Понимая, что из-за активного внимания силовых структур организаторы не смогут найти площадку, они решили провести фестиваль в онлайн-формате.

«Тема Восточного Туркестана очень политична и табуирована на самом верху», — объясняет Равкат. «Помню, Токаев в одном интервью говорил, что лагеря перевоспитания — это внутренний вопрос Китая. Из этого можно заключить, что официальная позиция Казахстана — не вмешиваться в эти процессы. Этот подход транслируется по всем каналам, и потому уйгурская диаспора находится в очень уязвимом положении. Я связывался с уйгурскими организациями, предлагал рассказать о фестивале, раскрыть тему геноцида, но они боятся, что их прикроют».

— Авторы фестиваля ведь уроженцы Восточного Туркестана. Насколько эта тема близка им?

Равкат: У меня мурашки по коже, потому что я вспоминаю, кто у нас режиссеры или протагонисты фильмов. Например, Мукаддас Миджит (со-режиссерка к/ф «Никях») — уроженка Восточного Туркестана. Рушан Аббас — авторка фильма In search of my sister — с 80-90-х годов занимается активизмом. В 2018 году посадили ее сестру. Для нее это очень личная история. Также и другие режиссеры.

Почти всех, кто занимается этой темой, лагеря касаются напрямую. Есть еще фильм All static https://www.the-village-kz.com/village/people/interview-people/32265-organizatory-festivalya-jana-cekara-o-pravah-cheloveka-dekolonizatsii-i-davlenii-so-storony-silovikov» target=»_blank»]www.the-village-kz.com[/mask_link]

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Загрузка ...
Заработок в интернете или как начать работать дома